» » Путешествия финикийцев вокруг Африки

Путешествия финикийцев вокруг Африки

Оцените статью:


Путешествия финикийцев вокруг Африки 
 
Около 600 года до нашей эры финикийские моряки, отправившись в путь от берегов Красного моря, совершили по поручению фараона Нехо 2 (610 — 595 гг. до н. э.) — в то время Финикия вновь вошла в состав Египта — плавание вокруг Африки. 
Фараон Нехо был одним из самых энергичных царей Египта в I тысячелетии до нашей эры. Он пытался восстановить египетскую власть над Азией вплоть до Евфрата, строил флот на Средиземном и Красном морях, рыл канал, чтобы соединить оба моря и превратить Африку в остров. Сооружение канала близилось к концу, когда фараон был напутан оракулом, гласившим, что строит он «для варвара», а варварами египтяне называли всех говорящих на чужом им наречии.

Тогда, «остановив рытье канала из Нила в Аравийский залив, — писал Геродот, — он отправил на кораблях финикиян, приказав проплыть назад через Геракловы Столпы (Гибралтар. — А. В.), пока не войдут в Северное море (Средиземное море. —А. В.), а через него — в Египет. Финикияне двинулись из Эритрейского моря (Красного моря. — А. В.), вошли в Южное море (Индийский океан. — А. В.)». Целью их путешествия было открытие морского пути из Красного моря в Средиземное, раз строительство канала потерпело неудачу.
Сам Геродот не поверил, когда ему поведали об этом путешествии. Высмеивая «вралей», он сообщил одну деталь их рассказа — она, казалось ему, разоблачала их выдумки.
«Рассказывали также, — писал Геродот, — чему я не верю, а другой кто-нибудь, может быть, и поверит, что во время плавания кругом Ливии (так греки называли Африку. — А. В.) финикияне имели солнце с правой стороны». Но именно эта деталь не позволяет ученым сомневаться в правдивости рассказа. Она доказывает, что финикийцы пересекли экватор. Ведь тогда Солнце оказывалось для них вовсе не там, где его привыкли видеть жители Северного полушария.

Продолжая путешествие, финикийцы неизменно двигались вдоль берега. «Когда наступала осень, они, пристав к берегу, засевали землю, в каком бы месте Ливии, плывя, ни находились, и ожидали жатвы, а убрав хлеб, продолжали плавание. Так прошли два года, а на третий год, обойдя Геракловы Столпы, финикияне прибыли в Египет» уже из Средиземного моря.
Другие подробности плавания неизвестны. Геродот не сообщил ни о тропической растительности, ни о больших реках, ни о смене времен года, ни о встречах моряков с африканцами. «Быть может, — задавался вопросом И. Ш. Шифман, — информаторы Геродота — финикияне или египтяне — не захотели поведать ему о том, что видели путешественники, не желая открывать свои коммерческие тайны».
Так, финикийцы задолго до Васко да Гамы совершили подвиг, за который впоследствии португальский адмирал был причислен к сонму самых великих мореплавателей всех времен и народов: они сумели обогнуть Африку морским путем, причем добились этого, используя куда более примитивные технические средства, чем средневековые моряки.
Передвигаясь по Индийскому и Атлантическому океанам, как по Средиземному морю, то есть делая небольшие переходы и вновь выбирая для стоянки какую-нибудь бухту с пологим берегом, финикийские моряки миновали горы в окрестности мыса Доброй Надежды и поросшее тропическим лесом устье реки Конго, встретили враждебные им негритянские племена, столкнулись с необычными заболеваниями. История экспедиции финикийцев могла бы читаться как приключенческий роман, но, к сожалению, до нас дошел лишь крайне скупой отчет об этом плавании. Можно лишь гадать, что поведали финикийцы фараону Нехо, вернувшись в Египет.
Впоследствии рассказ Геродота чаще вызывал сомнение, чем доверие, и не только в древности, но даже в наше время. Ведь повторить подобное плавание удалось лишь почти две тысячи лет спустя.
Однако нельзя оспаривать, что хотя бы значительную часть пути финикийцы проделали — добрались до Южного полушария. Само же по себе плавание вокруг Африки (его протяженность составляет более 25 тысяч километров) было вполне возможным, если учесть, что финикийцы неизменно держались вблизи берега и могли постоянно добывать себе пищу и воду. Как подсчитано, первые европейские мореходы, плававшие в Индию и обратно, проходили не меньшее расстояние, в точности следуя всем изгибам береговой линии.

В 6 веке до нашей эры Финикия переживала кризис. Страна утратила господство на море и монополию в торговле металлом. Возместить потери финикийцы пытались освоением новых сырьевых районов. Именно в этот период власти Карфагена решили исследовать берега Атлантического океана и, возможно, основать на них новые колонии. На разведку снарядили как минимум две экспедиции; одна поплыла на север, другая — на юг.
Около -525 года (по другим сведениям, около 480 — 450 года до нашей эры) карфагенянин Гимилькон, миновав Геракловы Столпы, достиг Оловянных островов (Британских островов). Путь экспедиции Гимилькона, пустившейся на край света, был труден. «Тут нет течений ветра, чтобы гнать корабль; ленивая поверхность тихих вод лежит недвижно... Среди пучин растет здесь много водорослей, и не раз, как заросли в лесах, движенью кораблей они препятствуют... Дно морское здесь не очень глубоко, и мелкая вода едва лишь землю покрывает. Не раз встречаются здесь и стаи морских зверей... Мрак одевает воздух, как будто какое одеяние, всегда густой туман нависает над пучиною, и сумрачные дни не разгоняют туч над ними» (пер. С. П. Кондратьева), — таков рассказ о четырехмесячном плавании Гимилькона, приводимый в поэме «Морские берега» латинским поэтом и проконсулом Африки Руфием Фестом Авиеном.

Подлинный отчет о плавании Гимилькона не сохранился, и мы плохо осведомлены о результатах экспедиции. Точный маршрут плавания вызывает споры. Возможно, Гимилькон побывал в Саргассовом море, но не исключено даже, что он добрался до полярных областей, i де так сумрачны и туманны дни. Можно лишь предполагать, что Гимилькон (или правители Карфагена) намеренно преувеличил тяготы плавания, чтобы отбить у конкурентов, если они проведают об его отчете, всякое желание плыть в этот северный край.

Финикийцы всегда старались хранить свои открытия в тайне.

Страбон рассказывает следующую историю:

«Когда римляне однажды пустились преследовать какого-то финикийского капитана корабля, чтобы самим узнать местонахождение торговых портов, то капитан из алчности посадил свой корабль на мель, погубив таким же образом своих преследователей. Сам, однако, он спасся на обломках разбитого корабля и получил от государства возмещение стоимости потерянного груза».
На рубеже 6 - 5 веков до нашей эры еще один финикийский мореход, Ганнон, совершил плавание вдоль берегов Западной Африки и, вероятно, достиг Камеруна.
Отчет об этом плавании («перипл») был выставлен для всеобщего обозрения в главном храме Карфагена. До нашего времени он сохранился в одной-единственной рукописи X века нашей эры — сокращенном переводе финикийского оригинала на греческий язык.

Ниже приведены некоторые выдержки из этого сухого, лаконичного отчета.

1. И он (Ганнон. — А. В.) отплыл, ведя 60 пентеконтер (галер с 50 гребцами. — А. В.) и множество мужчин и женщин, числом в 30 тысяч (по мнению историков, это число явно преувеличено. — А. В.), и везя хлеб и другие припасы.
2. Когда, плывя, мы миновали Столпы и за ними проплыли двухдневный морской путь, мы основали первый город...
9. Мы прибыли в самую отдаленную часть озера, над которой поднимаются высокие горы, населенные дикими людьми, одетыми в звериные шкуры. Эти люди, швыряясь камнями, наносили нам раны, не давая сойти на берег.

10. Плывя оттуда, мы вошли в другую реку, большую и широкую, в которой было много крокодилов и гиппопотамов...
16. Проведя в пути четыре дня, ночью мы увидели землю, заполненную огнем; в середине же был некий огромный костер, достигавший, казалось, звезд. Днем оказалось, что это большая гора, называемая Колесницей богов (очевидно, вулкан Камерун. — А. В.)...
17. Плывя оттуда три дня мимо горящих потоков, мы прибыли в залив, называемый Южным Рогом...
18. Дальше мы не плавали, так как пища у нас кончилась» (пер. И. Ш. Шифмана).
Стоит отметить, что и здесь Ганнон уделяли особое внимание опасностям, которые поджидают мореходов: дикие, воинственные люди, извержения вулканов, крокодилы. Коммерческий же успех предприятия якобы оказался ничтожен: три шкуры горилл — вот и все богатства, привезенные из этого страшного края. Разумеется, мало кто из купцов, узнав о подобном. исходе путешествия, рискнул бы повторить его. Пускались ли сами карфагеняне в новые плавания в Тропическую Африку? Может быть. Нам ничего неизвестно об этом. Если бы одна-единственная рукопись, сохранившая отчет Ганнона, погибла в Средние века, мы мало что знали бы и об этом плавании.
Путешествия финикийцев значительно расширили географические познания древних. Однако свои открытия финикийцы держали в тайне. Впоследствии побережье Центральной, Восточной и Южной Африки почти на полторы тысячи лет превратилось для европейских мореплавателей в одно огромное белое пятно. Вплоть до XV века никто не рисковал плавать вдоль западных берегов Африки по направлению к экватору — маршрутом, давно знакомым финикийцам. 
Добавить комментарий