» » Оружие у древних Славян

Оружие у древних Славян

Оцените статью:


Оружие у Славян
 
Большую роль играл у славян лук (старослав. локъ) со стрелами (старослав. стрела, шипъ) – на востоке издавна, на западе же особенно с того времени, когда западные славяне встретились с аварскими и мадьярскими лучниками и были вынуждены приспособить к ним свою тактику, усилив роль лука.

Славяне использовали несколько форм лука. Самая распространённая из форм была подобна южногерманским и скандинавским лукам, что изготавливались из ровной и относительно длинной ясеневой ветви. Другая достаточно распространённая форма – форма среднеазиатского лука, составленного из двух изогнутых частей наподобие широкого М, известная из скифских и сарматских погребений, а также по парфянским и персидским изображениям сасанидской эпохи. Но эта форма не является первоначальной славянской формой.
Форма наконечника стрел необычайно разнообразна: наряду с формами, обычными для Европы (11 форм – остроконечные, иглы, копьё и т. д.), а также восточными (23 формы – в основном в виде лопаточек, трезубцев, двузубцев и т. д.), славяне использовали стрелы с тупыми концами (дробящие) и зубчатым концом. 
При стрельбе из лука славяне употребляли стрелы пропитанные ядом, которые они называли налеръ. Вероятнее всего, яд этот изготавливался из аконита (Aconitum napellus) и, согласно Маврикию и Льву, действие его было настолько быстрым, что если раненый не иссекал немедленно место поражения, то наступала мучительная смерть в корчах. Все без исключения от Востока до Запада упоминают эту «подлость», которую славяне без совести используют на полях сражений против своих противников. Нередко после только стрельбы из луков деморализованное вражеское войско в панике убегало с поля боя.
Средняя скорострельность обычного, не сложного лука, составляла в среднем до 12 стрел в минуту. Из особо тугих луков били до 4 стрел в минуту. 

Стрелы носили в специальном футляре (старослав. тулъ), который был подвешен на ремне у левого бока. Восточные славяне, кроме того, переняли у азиатских кочевников ещё особый футляр для лука, который носили у правого бока и называли налучьем.


Кистень – ударное оружие. «Кистень летучий, гиря на ремне, который наматывается, кружа, на кисть, и с размаху развивается; бивались и в два кистеня, в оберучь, распуская их, кружа ими, ударяя и подбирая поочерёдно; к такому бойцу не было рукопашного приступа» - писал в своей монографии в 1905 г. известный оружейник-исследователь Фёдоров в своей монографии «Холодное оружие».
От раннего средневековья до нас дошли только гири от кистеней. Они привязывались ремнём, верёвкой (редко цепью) к короткой палке или просто к руке.
К древнейшим находкам восточноевропейских кистеней относится группа костяных кистеней, что датируются 3 веком. Они обычно яйцевидной формы с продольным отверстием по оси, куда вставлялся железный или медный стержень с петлёй на одном конце (для скрепления с ремнём), заклёпкой на другом. Эти гири, как правило, сделаны из наиболее тяжёлой и плотной кости – из рога лося. Бытуют такие костяные кистени до 8 века включительно.
Биметаллизм в изготовлении боевых гирь появился в X веке и наибольшего расцвета достиг в 7 – 13 вв. Особенностью здесь является необычная форма их отделки: чернь по железу с применением серебряной инкрустации при сложном внешнем облике. Это технически своеобразный и сложный в своём исполнении приём известен пока только на боевых гирях. И он не уступает по своей красоте чернению по бронзе и серебру.
Интересно, что все грушевидные гири с «чернью» найдены только на юге Руси, причём 75% их обнаружено в Киевской области. Вероятным центром изготовления этих предметов, видимо, был Киев. Можно видеть в них продукцию одной киевской мастерской и выполнены они, скорее всего, одним мастером .
Боевые гири привлекают внимание не только как оружие, но и как предметы ювелирного искусства. Этот вид оружия проник из Руси не только к чёрным клобукам и Волжскую Болгарию, но затем и Византию, Германию, Венгрию, Францию, Туркестан, а через него далее на Восток вплоть до Японии в 15 веке.
С очень отдалённого времени кистень известен на Руси (а затем и у других народов мира) как народное, а нередко и разбойничье оружие; его было легко спрятать, а в дороге он прекрасно служил как для самозащиты, так и для нападения. 
Ну и, без всякого сомнения, кистень в раннем средневековье – это оружие и конных, и пеших воинов. Обращение с кистенём как с боевым оружием имело у славян многовековые традиции. Распространение большинства боевых гирь на юге Руси в местах, где конная борьба имела с кочевниками имела огромное значение, украшение их гравировкой – всё это говорит, что владельцами многих боевых гирь были воины – профессионалы из конной княжеской дружины.
Применение кистеня в скоротечных конных схватках оправдано лёгкостью и подвижностью этого оружия. Ловкий и внезапный удар мог поразить или оглушить противника. Кистень, как и булава, был вспомогательным средством борьбы, к которому прибегали, когда нельзя было действовать основными видами оружия – во время неожиданных столкновений и в рукопашных схватках.

Сведения о кистенях восходят в средневековой Европе в среднем в 6 веке. В 14– 15 вв. его применяют от Англии до Японии. Страшным оружием являлись тяжёлые железные гири (боевой цеп, боевой бич) в руках восставших в период антифеодальных выступлений и освободительных движений (например, боевой цеп – национальное оружие гуситов). 
Русские кистени, исполненные местного своеобразия, среди находок в мире по данному виду оружия – самые древнейшие.

На Руси булава появилась в 6 веке по всей вероятности с Юго-Востока. Обычно булавы считались принадлежностью знати, но помимо дорогих изделий это был и широко доступный вид оружия рядовых воинов, горожан и крестьян. Об этом свидетельствуют также простота и иногда небрежность в отделке самих вещей.
Своего расцвета производство булав достигло в 12– 13 веках, когда появились бронзовые литые навершия весьма совершенной, и в то же время сложной формы (рис. 38). Собственно из бронзы изготовлялся только корпус, а середина (конечно, не включая сюда сквозного отверстия для рукояти) заполнялась свинцом. Вес наверший достигал 200 – 300 г, некоторые из них были позолочены.
На Руси булава, безусловно, входила в арсенал средств военной борьбы. Булавой весом в 200 – 300 г с рукоятью не менее 50 – 60 см в случае прямого удара можно было оглушить и вывести из строя даже хорошо защищённого доспехом воина.
Боевое значение булавы подтверждается нахождение её в комплексе с другими оружием в курганах и городищах. На некоторых навершиях имеются механические повреждения (сбитые или обломанные края, зазубренные шипы) – следствие их боевого применения.
 
Позднее, с 7 века, а главным образом с 8 века, этот вид оружия находит всё более широкое применение у конницы. 
Булавой пользовались в рукопашной схватке, когда требовалось нанести неожиданный и быстрый удар в любом направлении. Булаву вообще можно рассматривать в качестве подсобного дополнительного оружия.
Особенно популярна булава была у конников на юге Руси, где конница имела большее значение, чем в северных землях. Наряду с этим простые железные булавы, составляющие почти половину всех находок, могли применять и пехотинцы.
Известно, что в зрелом средневековье булава и шестопёр у русских, поляков, турок и других народов всё больше становятся символом власти. Процесс этот был длительным, и ещё в начале 16 века булава и шестопёр служили оружием. Начальственные булавы, отделанные золотом, серебром и драгоценностями , естественно в бою не употреблялись.
Несколько слов о дубинах (ослопах) и палицах. Археологически эти «орудия» неизвестны, но иногда упоминаются в письменных источниках. Так, по сообщению Ибн Мискавейха, русы пехотинцы в 943 г. носили дубины. В 6 – 8 вв. предметы этого рода, служившие для военных целей, имели наименования «рогвица», «роговица», «рогдица», «рогтина». В бою рогдицей (носилась у пояса) стремились ударить по голове и даже швыряли в противника.
Палица в былинах названа «военной», «боевой», «булатной», «медной», что (в особенности в двух последних случаях) даёт возможность отожествлять её с булавой.
 
В экстренных случаях палками и жердями могло вооружаться городское и сельское ополчение. В 1151 г. киявляне говорили Изяславу Мстиславовичу: «Ать оне пойдуть веч, како может и хлуд в руци взяти». Источник упоминает «дреколье» при описании народных движений, лишь однажды «камень и древа, и колья, и вар» отмечены как средства городской обороны («можем бо брань творить…из града»).
Летописец считал «деревянное» оружие архаичным, он вспоминал время до изобретения металлов, когда «палицами и камением бьяхуся». Палка рассматривалась скорее как невоенный предмет. Так, «Русская правда» предусматривала наказание за удар жердью во время драки. Конечно, уровень военной техники 8 – 13 вв. определяло не деревянное (как в 4 – 6 вв., а 7 век у славян был переходным), а металлическое оружие, например, такое относительно распространённое и недорогое, как копьё и топор. 
Добавить комментарий